Евгений Николаевич Барышников: «Чиновник обязан любить и уважать людей»

Кандидат юридических наук, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин и прав человека (с 2015 по 2016 гг) Алтайского филиала РАНХиГС Евгений Барышников – один из ярких примеров кадровой политики вуза. Он отлично знает свой предмет не только в теоретическом аспекте. У Евгения Николаевича накоплен богатый опыт практика. Барышников  10 лет отработал в администрации Алтайского края, был заместителем начальника департамента по вопросам государственной службы и кадров.

Какое качество самое важное?

– Евгений Николаевич, наверное, должна быть какая-то идеальная модель современного российского госслужащего. Наверное, он непременно должен быть компетентным, трудолюбивым, ответственным и так далее и тому подобное. Но все-таки – в условиях нынешнего кризиса какое качество выходит на первое место?

– Все перечисленные качества очень важны, но самое главное для людей, работающих в органах власти, независимо от занимаемой должности, – это все-таки любовь к людям. К сожалению, с этим бывают проблемы. Нельзя управлять большими коллективами и большими территориями и не любить людей. При этом следует подчеркнуть, что наши чиновники в основной своей массе люди порядочные, грамотные, позитивные.

Одна из ваших научных публикаций посвящена актуальным вопросам кадровой политики и государственной гражданской службы в современной России. Если очень вкратце, о каких проблемах идет речь?

– В органах власти я отвечал за вопросы гражданской направленности, поэтому не могу рассуждать о блоках правоохранительной и военной службы. Если же брать уровень государственных и муниципальных служащих, их профессионализм декларируется во всех базовых документах, но, к сожалению, не всегда обеспечивается на деле. На уровень профессионализма влияет несколько факторов. К примеру, фактор отбора. Конкурсные процедуры, заложенные в законе, носят в известной степени декларативный, формальный характер. Нет четких механизмов, которые бы по итогам конкурсных процедур реально способствовали прохождению во власть людей, имеющих преимущество перед конкурентами в плане профессионализма. Если руководителю нужен какой-то конкретный человек, то он и победит в конкурсе. И будет назначен на соответствующую должность.  

Второй фактор – низкая оплата труда. Сегодня для муниципальной службы это больной вопрос. Поэтому очень сложно удерживать сильные кадры. Пример Барнаула в этом смысле весьма показателен – процент текучести кадров среди специалистов младшего и среднего звена высок. В целом, конечно, это проблема общероссийская, но нам не легче. Немало молодых, перспективных чиновников уходит либо в коммерческие структуры, либо переезжает в Новосибирск, Москву, Санкт-Петербург, где они успешно себя реализуют.

Почему муниципальная служба, особенно в сельской местности, становится все менее привлекательной? И что надо сделать, чтобы изменить ситуацию? Дело только в одних зарплатах?

– Нет, конечно. Дело в самих работниках. Как я уже говорил, прежде всего, нужно любить и уважать людей, во имя которых ты работаешь. Иначе неизбежно отторжение чиновников со стороны этих самых людей. Нельзя чиновникам работать ради самих себя. Это одна из наших коренных российских проблем – как в прошлом, так и в настоящем. Нужно всегда помнить о правах и свободах людей, записанных в нашей Конституции. В этом плане правильную модель поведения демонстрирует наш Президент. Свободно, спокойно общается с людьми. Не кричит, не унижает окружающих. В любых ситуациях сохраняет свое лицо.

Защищенность от субъективного фактора

Насколько мне известно, вы проходили стажировку в Германии, изучали особенности государственного управления. Что можно позаимствовать у немцев? И можно ли это сделать в принципе? 

– На государственной гражданской службе если что-то и прижилось из чужого опыта, так это из Франции. Элементы немецкой модели остаются невостребованными. Что можно было бы взять от Европы в целом? Стабильность в служебно-трудовых отношениях. Если чиновник качественно, профессионально работает, не совершает порочащих поступков, он должен себя чувствовать защищенным от субъективного фактора. В Европе постоянной ротации подвергаются только блоки политической направленности. А у нас, к сожалению, вслед за сменой политического звена начинается беспрерывная цепь перемен по нисходящей вплоть до специалистов. Госслужба должна быть стабильной. За примерами далеко не надо ходить. На мой взгляд, сегодня в рамках судебной реформы все сделано для того, чтобы судья чувствовал себя защищенным, реально независимым и подчинялся только закону. На госслужбе независимым быть нельзя. В ней есть служебные отношения подчиненности. Но защищенность необходима.

Социологические опросы показывают: сейчас профессия чиновника среди молодежи – одна из самых престижных. Для Академии в такой тяге молодых к профессии госслужащего есть несомненные плюсы – высокий конкурс, качество абитуриентов и так далее. А минусы имеются? Каких бы абитуриентов вы не хотели видеть?

– Непростой вопрос… Не хотел бы видеть среди наших абитуриентов глупых и снобов. Таким людям опасно доверять власть над людьми, которую они получат на государственной или муниципальной службах. Начнут с упоением командовать – и больше ничего им в этой жизни не надо. А это плохо.  

Плюсы академии

Вопрос, который можно задать всем преподавателям РАНХиГС, связан с пожеланиями будущим первокурсникам. Что нужно успеть за годы обучения в Академии – посмотреть, прочитать, посетить, сделать?

– Классика жанра есть классика жанра – книг надо больше читать! И не только по своей специальности. Я вот с большим увлечением изучаю историческую литературу. Историю  всем полезно знать, а уж нашим студентам и выпускникам – тем паче. Нужно знать и уметь анализировать отечественный и зарубежный опыт.

Вместе с тем учиться надо весело. Посоветую нашим будущим студентам успевать не только качественно учиться, но и вести полнокровную жизнь за стенами вуза. Молодость – качество, которое быстро проходит. Особенно в современном мире. 

Вы являетесь выпускником Алтайского государственного университета, диплом получили в 1997 году. Какие традиции старого-доброго АГУ для вас являются непреходящей ценностью? Как вы строите свои отношения со студентами?

– С одной стороны, стараюсь не допустить панибратства, с другой, не должно быть непроходимой стены между мною и теми, кто учится в нашей Академии. Кстати, таких принципов я старался придерживаться на своем прежнем месте работы – на посту замначальника департамента в краевой администрации. В свое время демократичную модель поведения на юридическом факультете демонстрировали некоторые наши преподаватели, в частности, Нелли Ивановна Дивеева. Юрфак моей молодости запомнился хорошим микроклиматом – и в отношениях с преподавателями, и в отношениях между студентами. Мы дружно жили и учились.

Для поддержания такой атмосферы во все времена кто-то всегда должен выступать живым примером для подражания, а не кивать на «новые времена и новые нравы». В Алтайском филиале РАНХиГС присутствуют именно демократичная модель поведения. Здесь уютно и комфортно работается: дружный профессорско-преподавательский состав, с администрацией вуза всегда есть рабочий, уважительный, доброжелательный контакт. Мы стараемся, чтобы крепкий, надежный коллектив был и в студенческой среде. Что самое интересное – у нас многое получается.

Юриспруденцию в Барнауле преподают не только в вашей Академии. Спрошу вас с позиции абитуриента: почему следует поступать именно в Алтайский филиал РАНХиГС?

– Первый совет для всех, кто хочет получить качественное юридическое образование: поступайте только в государственный вуз. Таковы сложившиеся реалии современного высшего образования в России. В крае юробразование дают три госвуза – наш, БЮИ и классический университет. БЮИ – профильный вуз в отношении органов внутренних дел. Если вы видите свое будущее в погонах, то вы не наш клиент. В чем наши существенные отличия от АлтГУ? В Академии со студентами активно работают практики. Они привлекаются к чтению лекций, проведению мастер-классов. Второй момент: многие из действующих преподавателей нашего вуза имеют солидный опыт правоприменительной деятельности. Рассказывать теорию, не зная, как она преломляется на практике, – это печальная, увы, нередко встречающаяся картина. Слава Богу, в нашем филиале такого нет. И третье: у нас меньше студентов, чем в классическом университете. Мы имеем возможность работать индивидуально с каждым, поддерживать постоянный контакт.

Не работой единой жив человек. Чем любите заниматься в свободное от преподавательских забот время?

– Общаюсь с близкими людьми.

 

 

Беседу вел Сергей Винокуров.

Расписание занятий
Версия сайта для слабовидящих