Является ли распространение коронавируса поводом к ограничению конституционных прав?

Является ли распространение коронавируса поводом к ограничению конституционных прав?

Объясняет Екатерина Казьмина, к.ю.н., доцент, заведующий кафедрой конституционного и международного права Алтайского филиала РАНХиГС.

Сегодня, когда мир повергнут в состояние полной неопределенности в связи с пандемией и угрозой неблагоприятной эпидемиологической обстановки при распространении коронавируса, российское общество поделено на два лагеря.

Часть общества настаивает на введении чрезвычайного положения и карантинных мер, другая же громко заявляет о провокационном характере мер, предпринимаемых государством, и требует немедленного возвращения к нормальной жизни.

Именно сейчас на первое место выходит поиск баланса публичных и частных интересов, и следование принципу пропорциональности при ограничении конституционных прав и свобод.

Напомним, что международные акты (в частности, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года) допускают вмешательство в частную жизнь и прочие свободы в том случае, если оно:

  • предусмотрено законом;
  • необходимо в демократическом обществе;
  • осуществляется в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Похожие положения содержатся и в Конституции Российской Федерации. Так, часть 3 статьи 55 утверждает, что права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В праве выработан общий подход к пониманию того, какие меры, ведущие к ограничению прав, можно назвать пропорциональными и допустимыми

Для этого государство, при их принятии, должно ответить на следующие вопросы: носит ли цель законный характер, может ли цель достигнута иным способом без ограничения права, достижима ли цель настоящим ограничением в правах, а также насколько соразмерны данные ограничения обозначенной цели.

Поэтому, характеризуя предпринимаемые государством меры в виде введения режима самоизоляции, ограничения в осуществлении трудовых функций, в посещении религиозных учреждений и т.п., исходящие от Президента, Правительства, губернаторов с целью предотвратить распространение вируса, несущего в себе угрозу массовых заболеваний, видятся вполне адекватными.

Жизнь и здоровье каждого отдельного человека, а тем более неограниченного круга лиц на чаше весов всегда перевесят экономическое благосостояние, что отвечает статье 2 Конституции Российской Федерации, согласно которой именно «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» и положениям Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, участниками которого является большинство государств, признающего за каждым человеком право на «наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья» и обязывает правительства принимать эффективные меры для «предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними».

Аналогичные меры в той или иной степени предпринимают и иные государства. Так, Федеральный конституционный суд Германии в среду, 8 апреля, решением Палаты из трех судей признал «временные ограничения личной свободы ради максимально возможной охраны здоровья и жизни людей, что государство обязано делать по конституции». При этом судьи отметили, что меры ограничены во времени. Если снять запреты, это приведет к интенсивным контактам людей и росту риска инфицирования, заболеванию большого числа людей, что в результате может привести к перегрузке учреждений здравоохранения, которые будут не в состоянии оказать помощь всем тяжело больным. Это, в свою очередь, может привести к смерти людей. Тем самым Суд обозначил, что публичные интересы, а именно – жизнь и здоровье неограниченного круга лиц, а также качество медицинских услуг, в настоящем случае оказались в приоритете по сравнению с частными правами.

Однако, безусловно, у каждого из нас вопросы вызывает порядок введения этих мер. Как было сказано ранее, ограничение прав возможно, но исключительно федеральным законом. Так, на территории Российской Федерации действует Федеральный конституционный закон 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении», который предусматривает в условиях введения такого положения отдельных ограничений прав и свобод граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, прав организаций и общественных объединений, а также возложение на них дополнительных обязанностей. На данный момент, введение чрезвычайного положения на всей территории России представляется нецелесообразным.

Однако в России действует и Федеральный закон 21.12.1994 № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера», в котором ситуация распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, которая может повлечь или повлекли за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей, также может быть названа чрезвычайной ситуацией.

Более того, Закон предусматривает понятие «предупреждение чрезвычайных ситуаций», под которым понимается комплекс мероприятий, проводимых заблаговременно и направленных на максимально возможное уменьшение риска возникновения чрезвычайных ситуаций, а также на сохранение здоровья людей, снижение размеров ущерба окружающей среде и материальных потерь в случае их возникновения. Указанный закон позволяет и органам государственной власти субъектов Российской Федерации, и органам местного самоуправления предпринимать различные действия.

Между тем, и Президент, руководствуясь статьей 80 Конституции и ее непосредственным действием, выступает как гарант прав и свобод человека и гражданина, и принимает решения при передаче большого круга полномочий губернаторами, исходя из данной позиции.

Таким образом, видится, что органы государственной власти в своих действиях и решениях опираются, в первую очередь, на Федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» и на возможность ограничения конституционных прав в силу Конституции и указанного Закона.

Меры должны носить систематизированный и проработанный характер

Как справедливо на днях отмечалось на Петербургском международном юридическом форуме, на данный момент нет понимания, что из мер, предпринимаемых государством, носит временный характер, а что вводится в законодательство на постоянной основе. И это вызывает определенные опасения: вернемся ли мы к прежнему объему прав.

Кроме того, представляется, что пока нет единообразного понимания сущности и назначения вводимых ограничений. Так, в отдельных субъектах России открываются предприятия и организации после их временного закрытия в связи с объявлением нерабочих дней, оговариваются формы справок для сотрудников, позволяющих передвигаться от дома к работе, но в то же время не оговаривается, каким образом услугами данных организаций могут воспользоваться граждане, находящиеся в режиме самоизоляции и социального дистанцирования. Следовательно, возникает вопрос: насколько целесообразно открытие, к примеру, парикмахерских, салонов красоты, химчисток, если воспользоваться их услугами может ограниченное число граждан, а угроза нарушений режима самоизоляции и соответственно распространения вируса возрастает.

И самый главный и тревожащий наверняка каждого на этой планете сейчас вопрос: а что будет после? Именно сейчас мировое сообщество и руководство нашего государства должно подумать о том, какие меры необходимо будет предпринять после отмены объявленной пандемии для недопущения повторения ситуации. Предствляется, что обязательно будут разработаны и приняты акты международного характера, направленные на единообразное понимание государствами их роли в условиях угроз пандемий, на закрепление за государствами обязанностей обеспечить заботу о жизни и здоровье не только своих граждан, но и граждан иных государств, на выработку общего понимания того, в какой мере государство ответственно за социальное и экономическое благосостояние каждого отдельного гражданина в такой экстраординарной ситуации.

В настоящих же условиях, как видится, лишь то, что там, в сложно осязаемом завтра мы сможем понять, насколько нынешние действия государства, каждого из нас были целесообразны, а ограничения наших прав, доставляющие нам немало неприятностей, пропорциональны достигнутым целям. Мы надеемся, в ближайшем будущем мы найдем ответы на все вопросы, а государство предпримет все меры и для выхода из сложившейся неблагоприятной эпидемиологической, и из крайне сложной экономической ситуации.

Хочу здесь учиться!
Внимание! Информация была изменена.